Сайт свободного разума "АХ!"

Исторический опыт взаимоотношений
христианской религии и системы образования

Вряд ли кто возьмется сегодня оспаривать историческую взаимосвязь и влияние православного христианства на систему народного образования. Однако, какой знак - плюс или минус - можно поставить в качестве оценки таковых процессов?...

В начальных школах, появившихся в России в XVII веке, основными учебниками являлись Псалтирь, Часослов и другие богослужебные книги. Первые азбуки так же были созданы на основе церковных текстов. Таким образом, первоначальное обучение грамоте было неразрывно связано с усвоением православного вероучения.

Все заведения типа средних школ так же находились в ведении православной церкви. Основу учебных программ в них составляли богословие, грамматика и языки, изредка - основы математики. В результате выпускники получали богословско-филологическое образование.

Однако церковь не слишком пеклась о подготовке квалифицированных священнослужителей. Еще меньше ее волновало распространение образования. Поэтому до 40-х годов XVII практически отсутствовали заведения типа средних школ. А в 40-70-х годах их известно всего одно или два в окрестностях Москвы.

Из начальных монастырских школ того времени наиболее известными были три - в Чудовом, Андреевском и Заиконоспасском монастырях. Причем только первая была основана на церковные деньги. Вторую создал Ртищев, фаворит царя Алексея Михайловича. А третья, известная в литературе как государственная, была открыта на средства Посольского приказа. Наглядное представление о контингенте тех школ дает тот факт, что в этой последней школе у единственного учителя в 1664-65 г.г. обучались три ученика.

В результате реформ в православной церкви в первой четверти XVIII века был принят Духовный регламент, согласно которому в каждой епархии должна была быть открыта школа при архиерейском доме. К 1727 году существовало уже 46 таких школ с тремя тысячами учеников.

В отличие от государственных цифирных школ, наблюдение за ними было поручено не светским, а духовным властям. Занятия вели в них преимущественно местные церковнослужители. Со временем часть таких школ была преобразована в учебные заведения среднего типа - семинарии. Учебные программы в них соответствовали требованиям Духовного регламента по подготовке квалифицированных кадров для православной церкви.

Значение таких школ для просвещения весьма противоречиво. С одной стороны, они все-таки занимались распространением грамотности. С другой - готовили специалистов для более эффективного распространения религиозных догматов и подавления вольномыслия.

Московский митрополит Платон считал духовное обучение главным средством от вольномыслия. Являясь воспитателем будущего императора Павла I, он говорил ему о необходимости "прилагать всевозможные старания, чтобы подданные его были обучены закону Божьему, вдыхать им любовь к благочестию, обуздывать их стремления Божьим страхом" [1] Кроме того, он считал, что "не должно быть светское училище без молитвенного храма" [2].

В октябре 1817 г. было учреждено Министерство духовных дел и народного просвещения, состоящее из двух департаментов, соответственно по духовным делам и по просвещению. При этом первый из них имел четыре управления по делам православного исповедания, римско-католического, униатского и армянского исповедания, протестантских исповеданий и нехристианских исповеданий. Таким образом, православие было уравнено с прочими, в том числе нехристианскими, религиями.

Естественно, что в таком министерстве департамент просвещения усиленно проповедовал идею клерикализации образования. Так, влиятельная фигура в министерстве, ректор Казанского университета и попечитель Казанского учебного округа М.Л.Магницкий в специальной инструкции предлагал преподавать каждый предмет в религиозно-богословском духе. В 1819г. он провел чистку неблагонадежных преподавателей, ввел в университете курсы богопознания и христианского учения. В то же самое время в столичном университете ректор Д.П.Рунич приказал изъять из библиотеки второй том книги А.П.Куницина "Право естественное" в связи с тем, что он противоречит "истинам христианства" [3].

Реалии религиозно-образовательной системы были таковы, что до 1863 г. выпускникам семинарий был закрыт доступ в университеты. А за первые 12 лет с момента разрешения число студентов из бывших семинаристов достигло 46 процентов. Церковные власти, ошеломленные таким оттоком кадров из церкви, добились отмены этого разрешения в 1879 году.

После посещения Александром II ряда семинарий, Синод в 1860 г. замыслил духовно-учебную реформу, которая затянулась на семь лет и, в конечном итоге, свелась к пересмотру уставов и штатов учебных заведений. Единственное демократическое изменение состояло в том, что отныне ректоры семинарий избирались, а не назначались свыше. Содержательная же часть обучения претерпела изменения явно реакционного характера - из учебных планов семинарий изъяли естественные науки. Более того, исключены были даже библейская история, герменевтика, церковная археология - те разделы богословия, которые, так или иначе, требовали от семинаристов научного подхода и практического мышления. Вместо этого расширялось преподавание священного писания и классических языков - излюбленных средств против крамолы, насаждаемых обер-прокурором Синода Д.А.Толстым, и в светских учебных заведениях.

Из библиотек изымались все издания, которые, по мнению Синода, "не имеют никакого отношения к образованию и потому, представляющиеся излишними" или "по содержанию и направлению своему могут быть более вредны, чем полезны для обучающегося юношества". В первую группу попали менделеевские "Основы химии", сочинения Немировича-Данченко, "Очерки бурсы" Помяловского, книги Гюго. Во вторую - труды Сеченова, Спенсера, книги Салтыкова-Щедрина, Добролюбова, Некрасова, Шевченко, Писарева и других [4].

Эта, с позволения сказать, реформа духовной школы явилась основой для будущих преобразований в светской школе.

В положении о начальных народных училищах были установлены следующие учебные предметы: закон Божий, чтение, четыре действия арифметики, церковное пение. Председателем губернского училищного совета становился епархиальный архиерей. Все решения совета были окончательными и передавались попечителю учебного округа лишь для сведения.

Как видно, вся система народного образования контролировалась и управлялась при решающем участии духовенства. Упоминавшийся уже Д.А.Толстой совместил к этому моменту две должности - обер-прокурора Синода и министра просвещения. Главную цель образования он видел в " воспитании юношества в духе истинной религии".

Влияние церкви было несколько подорвано в 1860-х годах, когда под высочайшим контролем развернулись работы по созданию сети земских народных училищ. Такие училища особенно охотно учреждались на местах, так как земства развернули свою систему подготовки учителей и даже выделяли небольшие средства на оплату их труда, в результате чего содержание земского училища обходилось общине дешевле, чем училища министерства просвещения или церковноприходской школы [5].

Земские училища сильно беспокоили церковные власти, ведь именно в них шли учителя-подвижники, энтузиасты, несшие с собой определенные элементы демократизма и свободомыслия.

Церковь была вынуждена усилить нажим на школу. Для этого было создано Особое совещание по наблюдению за нравственным влиянием школы. Решение этого совещания наглядно отображает позицию официальное церкви, ее взгляд на систему образования: "задача первоначального обучения не так сложна, чтоб улучшенные педагогические приемы были для нее безусловно необходимы, - она заключается в том, чтобы научить детей читать, писать, считать и молиться Богу, и потому могла бы преимущественно быть вверена духовенству" [6].

К счастью, несмотря на все усилия Синода, земская школа, как и народное училище министерства просвещения, устояла.

В начале XX века церковь продолжала спор с передовой светской культурой и пыталась расширять сеть церковноприходских школ, несмотря на чрезвычайно низкий уровень преподавания в них арифметики и других общеобразовательных дисциплин.

Обращаясь ко дню сегодняшнему, можно заметить, что на волне возрождения лучших традиций отечественной школы, многие пытаются представить эти традиции в виде самого широкого внедрения христианства вообще, и православия в частности, в учебный процесс.

Спору нет, большинство верующих России - православные. Однако вряд ли стоит забывать о значительной доле мусульман, протестантов и приверженцев иных исповеданий на всей территории от Балтики до Тихого океана. Тем более что даже внутри самого православия не преодолены противоречия между Московской патриархией и так называемой Зарубежной Русской православной церковью.

Засилье миссионеров различных экзотических религий, пытающихся прорваться в наши школы, и ищущих путь к каждому человеку, к взрослому и ребенку, вызывает совершенно естественное беспокойство и учителей, и родителей. Но не являются ли попытки православной церкви внедриться в учебный процесс формой такого же миссионерства? Просто из-за того, что православная религия является более привычной, эти попытки не вызывают такой настороженности. Но справедливо ли это?

Оставив за скобками претензии православия на роль государственной религии в нашем многонациональном и многоконфессиональном государстве, рассмотрим некоторые аспекты проникновения христианства в школу.

Роль христианства замечательно показывает такой тезис Ф.Ницше: "Христианство лишило нас урожая античной культуры. Позднее отняло у нас жатву культуры ислама. Чудесный мир мавританской культуры ... был растоптан ... и почему? А потому, что он говорил Да жизни - жизни со всеми редкостными и утонченными прелестями мавританской культуры!.. Потом крестоносцы сражались с культурой, перед которой им приличнее было бы пасть ниц... Церковь вела ожесточенную борьбу со всем благородным, что только есть на земле" [7].

Вероятно, для оппонентов из числа приверженцев православной веры авторитет Ницше окажется недостаточным. Но что говорят по этому поводу "учебники" православной веры?

Главный вопрос - для чего живет человек? Если обратиться к книге "Основы православия", изданной в 1987 г., узнаем что "познание бога - вот задача и цель человеческой жизни". Вряд ли можно всерьез относиться к такой концепции образовательной деятельности.

А сопоставление знаний, полученных в курсе естественнонаучных дисциплин с такими, к примеру, определениями: "болезнь есть дьявольские путы" и "человек, искупленный от греха и зла, избавляется от болезни" неизбежно приводит школьника к мысли о лживости одного из подходов или, что хуже того, толкает его на путь лицемерия. Что может сказать ребенок, уже знакомый с самыми элементарными, даже бытовыми, понятиями биологии, услышав следующее откровение из той же книги: "Когда заболевает христианин, он должен сознавать, что болезнь его вызвана грехом"? [8] Или, наоборот, школьник, познакомившийся на ранней ступени обучения с законом Божьим, с каким багажом он придет на занятия по естественным дисциплинам?

Что же касается общепринятых тезисов о высокой нравственности и гуманизме христианства, то тут тоже возникает ряд сомнений.

Известный Декалог или Десять заповедей Моисеевых. Первые четыре из них требуют жертвовать любовью к человеку во имя любви к Богу. О нравственности здесь явно говорить не приходится.

Остальные шесть заповедей описывают элементарные правила человеческого общежития и действительно могут выступать в качестве некоего нравственного кодекса. Однако трактовка этих заповедей самими православными весьма оригинальна. Так, заповедь пятая "Почитай отца своего и мать свою" растолковывается в "Первой книжке по закону Божию для детей" как необходимость любить и почитать родителей, начальников, духовного отца и всех старших по возрасту [9]. Не слишком ли широкий диапазон лиц, достойных любви и почитания?

Источником гуманизма принято считать новозаветные заповеди блаженства. При этом обычно вспоминают "врага своего" и "подставь и другую щеку", но забывают следующее: "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир принес Я, но меч. Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня" [10].

Те ли это традиции, которые надо возрождать в школе наше непростое и неспокойное время?

Материал с ресурса
"Славянское Язычество"
история, культура, философия
http://paganism.ru

Перейти к началу страницы

Сайт свободного разума "АХ!"

Самая свежая информация แทงบอล.
Hosted by uCoz